Нэнси — дочь великого Фрэнка Синатры, который для её четвёртого дня рождения записал песню «Nancy (with the Laughing Face)». В 1957 г. она уже снималась с ним в кино, а три года спустя дебютировала на телевидении в передаче, которую вёл её отец и в которой принимал участие сам Элвис Пресли. Впоследствии она сыграла с Пресли в фильме «Спидвей»; её наиболее известная работа в кино — фильм «Дикие ангелы» (1966) с Питером Фондой.

Музыкальная карьера Нэнси началась в 1966 году. Она предпочитала исполнять современную поп-музыку, которая имела мало общего с той, что принесла славу её отцу. Отличительной чертой ее образа была вызывающая сексуальность, которую были призваны подчеркнуть модные мини-юбки и высокие каблуки. Образ «капризной штучки» особенно ярко проявился в видеоклипе на её первый сингл, «These Boots Are Made for Walkin'», который закончил свое победное шествие по миру покорением вершины Billboard Hot 100 и британских чартов продаж.

Значительная заслуга в успехе молодой певицы принадлежала авторитетному продюсеру Ли Хэйзлвуду, с которым она записала несколько дуэтов, в том числе такой шедевр психоделии, как «Some Velvet Morning». Под его руководством Нэнси записала тему к фильму про Джемса Бонда «You Only Live Twice» и дуэт с отцом, «Somethin' Stupid», взобравшийся на верхнюю позицию чартов по обе стороны Атлантики.

В 1970-е гг. Нэнси Синатра уходит из шоу-бизнеса, чтобы проводить больше времени с мужем и детьми. В 1985 году выпустила книгу про отца, а десять лет спустя в музыкальные магазины поступил её первый за многие годы альбом — к удивлению многих, записанный в стиле кантри. Для раскрутки альбома 55-летняя певица снялась на обложке эротического журнала Playboy.

Новый всплеск интереса к звезде 1960-х пришёлся на начало 2000-х, когда Квентин Тарантино использовал её старую запись хита Шер «Bang Bang (My Baby Shot Me Down)» в титрах своей дилогии «Убить Билла». Примерно в то же время Робби Уильямс переработал «You Only Live Twice» в свой суперхит «Millennium» и записал «Somethin' Stupid» в качестве рождественского дуэта с Николь Кидман. В мультфильме «Шрек 2» Кот в сапогах голосом Бандераса распевает «These Boots Are Made for Walkin'». Вдохновленная возвращением интереса к своему творчеству, певица в 2003 году записывает вместе с Хэйзлвудом альбом нового материала, причем в записи принимали участие такие маститые рок-музыканты, как Моррисси и участники U2.



Кто такая Нэнси Синатра? Девочка и... женщина. Она бывает столь тиха, что забывает дышать. И может произвести такой грохот, что не будет слышно землетрясения. Она может запьянеть от стакана воды. И может заставить вас поверить, что запьянела от стакана воды. Она бывает настолько забывчива, что не помнит, какой день следует за средой. И она может помнить все о каком-то человеке с майской вечеринки 1962 года.
Ли Хейзлвуд.

В середине фильма Стэнли Кубрика «Full Metal Jacket» («Цельнометаллическая оболочка») кадры невыносимой муштры в «учебке» внезапно сменяет красочная пестрота Сайгона, столицы Южного Вьетнама. Раздаются звуки неотразимого импортного шлягера. Разбитная азиатская проститутка, отчаянно покачивая бедрами, пересекает улицу и направляется к двум американским GI. Оккупационный радиохит назывался «These Boots are Made for Walkin’», и он абсолютно никого не оставил равнодушным. Исполняла его Нэнси Синатра — хрупкая, подвижная блондинка. Как раз в сапожках и в мини-юбке. Крашеная копна волос, «стрелки» на глазах и песни, бьющие точно в яблочко, — такой ее запомнила Америка 60-х. А что помним мы?…
Отечественному меломану, фантазирующему на тему того исторического периода, конечно же, пригрезится какой-нибудь рок — может быть, психеделический, а, может, и не очень. Какое впечатление в тогдашнем Советском Союзе производили пластинки с непривычно визжащими и стонущими молодыми людьми подозрительного внешнего вида? Очевидно, что способствовали закреплению за последними в умах и настроениях молодежи статуса «настоящих», «качественных» музыкантов.
Впрочем, никто и не думает умалять достоинств этих коллективов, но, к сожалению, наша историческая память (как и наши коллекции пластинок) во многом определялась лишь узколобыми вкусами фарцовщиков — дельцов от искусства, точнее говоря, от искусства далеких. Так что богатейшее наследие 60–70-х, когда-то не вписавшееся в эстетико-культурный круг запросов отечественного «утюга», оказалось скрытым от нас на долгие годы.
К наиболее плохо исследованным отечественным меломаном территориям относятся Соединенные Штаты, по сей день представляющие собою огромную самодостаточную музыкальную галактику. Причем речь идет не о каких-то маргинальных течениях — вовсе нет. Даже сейчас широкой публике по большому счету неизвестны многие шедевры старой американской эстрады, достойные самого пристального внимания. Гигантские масштабы музыкального массива той эпохи можно хотя бы косвенно оценить по надводной части этого айсберга — по работам современных мастеров сэмплирования.
Но мы сейчас не станем углубляться в увлекательную толщу звуковых дебрей Нового света. Вернемся к Нэнси Синатре — женщине, бередившей фантазии ребят, что проливали свою кровь в боях с вьетконговцами, певице, прославившейся исполнением заглавной темы к «Джеймсу Бонду», той, что эффектно закрыла шестидесятые, дабы три десятилетия спустя, сверкая латами, вернуться на большую эстраду.
Влияние, которое Нэнси оказала на женский артистический архетип, переоценить трудно. Любопытно, что канонизация, как всегда, произошла спустя некоторое время, когда подросло «впечатленное» поколение. Ее песни в разные годы исполняли такие разноплановые музыканты, как Entombed, Type O Negative, Slowdive, KMFDM, Лидия Ланч, Einstcrzende Neubauten, Primal Scream, Megadeth, The Corrs, Coil, My Dying Bride и The Ventures. Да что там говорить, когда этой участи не избежали даже Аманда Лир с Демисом Руссосом! Трасология Нэнси Синатры ведет к поп-звездам, засиявшим спустя десятилетия. Дебора Харри, Шэрил Кроу, Ширли Мэнсон и Гвен Стефани стали прямыми последовательницами провокативной и чуть насмешливой манеры пения Нэнси, ее обольстительной женственности, сочетающей в себе черты подростка и роковой красотки.
Мадонна рассказывала, что когда она, будучи еще девчонкой, слушала «These Boots are Made for Walkin’», то ей так и хотелось запрыгнуть в эти самые «сапожки» и топать-топать-топать… А Квентин Тарантино, музыкальный выбор которого теперь безоговорочно подхватывается миллионами, дал вторую жизнь песенке «Bang Bang (My Baby Shot Me Down)» в исполнении Синатры, введя ее в саундтрек к своему «килл-биллу».
Судьба оказалась благосклонной к певице. Она не погибла от наркотиков или алкоголя и не сгинула в безвестности, несмотря на длительный перерыв в профессиональной деятельности. Злые языки, правда, утверждали, что Нэнси всегда везло с окружением — это якобы и стало единственным залогом ее исключительной живучести на эстраде. Вот и в прошлом году она вновь поразила всех выпуском альбома, записанного при деятельном участии целой плеяды звезд первой величины — Моррисси, Джарвиса Кокера, Джона Спенсера, Боно, Sonic Youth и других деятелей всяческих искусств. И, заметим, никому из них не пришло в голову противопоставлять эти эфемерные и чисто условные понятия — «рок» и «попса», как это еще происходит в отечественной музыкальной среде, которая зачастую оказывается творчески несостоятельной и пораженной дремучими недугами местничества, хамства и дурного вкуса.
Произнося вслух одну из самых влиятельных фамилий в поп-музыке, конечно же, невозможно не упомянуть имя ее родоначальника — Фрэнка Синатры, чьим первенцем является героиня нашего рассказа. Мир узнал о Нэнси еще в 1944 году, когда устами Фрэнка была исполнена «Nancy (With the Laughing Face)», посвященная его четырехлетнему чаду. Он же привел ее на телевидение в 1959-ом, где Нэнси познакомилась с Элвисом. Почти через 10 лет судьба сведет их еще ближе на съемках фильма «Speedway»; она станет первой певицей, спевшей на альбоме короля рок-н-ролла. Карьера Нэнси всегда так или иначе была связана с кино — сама парадигма тогдашней эстрады подразумевала размах и близость Голливуда. Свидетельство тому — визитная карточка «бондианы» 1968 года (песня «You Only Live Twice») и активное участие Нэнси в других картинах, в частности, в «The Wild Angeles» с Питером Фонда.
После дебюта на съемочной площадке и в студии звукозаписи, развода с певцом Томми Сэндсом (Tommy Sands), в 1965 молодая Синатра начинает всерьез искать свою тропу в музыке. Встреча с выдающимся сонграйтером и продюсером Ли Хейзлвудом (Lee Hazlewood) оказалась куда более судьбоносной, чем ее знаменитая родословная. Меняется и имидж — вместо милой, слегка наивной девушки на сцене появляется энергичная и своенравная sexy-штучка. В 1966 году сингл «These Boots are Made for Walkin’» в течение четырнадцати недель держится на первой позиции, а авторством Хейзлвуда с тех пор отмечены практически все хиты певицы.
Подобно Высоцкому, которому не довелось воевать или стать профессиональным альпинистом, но которому свыше была ниспослана сила воображения, природный талант поэта позволил Хейзлвуду создать яркие и сильные образы, ставшие частью американского народного эпоса. После второй мировой войны и последовавшего за ней стремительного роста экономического благосостояния в 50–60-е годы, население Штатов стало осознавать себя значимым субъектом мировой истории. Как следствие, у американцев неожиданно проснулся интерес к собственной истории. Отсюда — и то множество вестернов, снятых в годы, подарившие миру Джона Уэйна, Клинта Иствуда и Стива Маккуина.
Синатра с Хейзлвудом не упускали случая спеть дуэтом. Нередко эти вещи принимали форму диалогов, построенных на контрасте между терпким вокалом Ли и мягкой (но не бесплотной) манерой Нэнси. Дружба, верность, конечно же, любовь, да и вся история беспокойного духа созидателей современной Америки наглядно встает перед нами благодаря нескольким простым строфам песни «My Elusive Dreams», полагаем, не нуждающимся в переводе:
Нэнси: I followed you to Texas, I followed you to Utah
Ли: We didn’t find it there, so we moved on…
Репертуар Синатры, меж тем, не ограничивался каким-то одним жанром. Да и Хейзлвуд, в свою очередь, не был лишь ис